Должны ли банкиры получать свои бонусы?

бонусы, вознаграждение, премияНаступил сезон бонусов для банкиров. И стоит заметить, что в этом году данное действие вызывает большие возражения из-за количества выплачивающих большие суммы фирм, которые получили экстренную денежную поддержку за счет средств налогоплательщиков во время финансового кризиса. Почему же банкиры должны получать свои бонусы?

Противники бонусов ссылаются на три аргумента. Во-первых, банкирам сильно переплачивают, особенно на фоне тех трудностей, с которыми сталкивается основная масса населения. Во-вторых, бонусы не заслужены, потому что многие банки получили бы меньшую прибыль или просто не выжили бы без вмешательства государства. В-третьих, крупные бонусы поощряли руководителей банков к принятию чрезмерных рисков, что в значительной мере способствовало финансовому кризису. Этот гнев понятен, но ни один из этих аргументов не выдерживает проверки.

Банкирам хорошо платят, но их высокая оплата не уникальна. За последние тридцать лет оплата заметно увеличилась для многих: инвестиционных банкиров, инвесторов (менеджеров хеджевых фондов, частного инвестиционного капитала и государственных средств), руководителей высшего звена в корпорациях, консультантов, артистов, ведущих спортсменов и юристов. Изменения технологий и глобализация позволили этим профессионалам максимально использовать свои навыки. Ведущие инвесторы в наше время могут управлять значительно более крупными суммами, чем три десятилетия тому назад, банкиры и юристы работают над более крупными сделками, а знаменитыми профессиональными спортсменами интересуется масса зрителей. Справедливо это или нет, но их высокая оплата в значительной степени формируется рынком, поскольку компании соперничают за таланты.

Достойные банкиры

Критики утверждают, что у банкиров не было бы альтернативы, если бы они оплачивались по-другому или не получали премий. Это наивно. У самых лучших банкиров есть другие варианты. Ведущие специалисты могут легко уйти в специализированные инвестиционные компании и хеджевые фонды (или стать управляющими в небанковских организациях). Многие из них, кстати, так и поступили. Практика показывает, что чем меньше оплата и больше ограничений на вознаграждение в крупных банках, тем сильнее будет с течением времени отток самых талантливых. Кому-то может понравиться такое развитие событий, но оно ослабит крупнейшие финансовые организации. Государственная экстренная помощь (и продолжающееся субсидирование) некоторых банков не устраняют необходимость в том, чтобы банки платили рыночные цены за таланты своих сотрудников, в противном случае они рискуют их потерять. Общество тоже страдает от неуправляемой банковской системы.

Безусловно, определенная часть банковской прибыли в последние годы была результатом государственного вмешательства. Но банки заплатили за эту финансовую помощь – большинство к настоящему времени вернуло средства, направленные на ликвидацию проблемных активов, полученных от правительств и центральных банков. Некоторые банки фактически были вынуждены принимать средства помощи, а теперь их просят нанести ущерб своему делу и сотрудникам (не платя бонусы), после того как они вернули деньги, которых они не хотели или в которых не нуждались.

Профессиональный спорт служит хорошей аналогией. Предположим, что у футбольной команды ужасно складывается сезон, потому что в этом сезоне плохо играет ее вратарь-звезда. Но ее выдающийся нападающий забил больше всех голов в лиге. Значит ли это, что команда не должна щедро оплачивать услуги этого форварда, чтобы удержать его в команде? И если команда будет блестяще играть в будущем сезоне, значит ли это, что игрокам не надо платить из-за плохих результатов в прошлом году? Конечно же, нет. Такая практика была бы пагубной и самоубийственной.

За рамками фурора по поводу бонусов

Большие премии не были главной причиной финансового кризиса. «Bear Stearns» и «Lehman Brothers» более энергично, чем другие аналогичные фирмы, поощряли сотрудников к отсрочке бонусов или их инвестированию в акции компании вместо прямой выплаты. Владение акциями и отсрочка бонусов не спасли эти фирмы. Руководители банков потеряли сотни миллионов долларов на принадлежащих им акциях из-за принятых ими неправильных решений. А многие, между прочим, потеряли и работу.

Финансовый кризис вызвала либеральная денежно-кредитная политика, глобальный избыток капитала, чрезмерный леверидж инвестиционных банков, предоставление ипотечных кредитов людям, которые не могли их себе позволить, несовершенные рейтинги от международных рейтинговых агентств и авансовые стимулы для ипотечных брокеров. Соответственно, кризис распространился на финансовые организации во многих странах, причем с самыми разнообразными методами оплаты их работников.

Вместо того чтобы заострять внимание на оплате труда и бонусах, критикам следует сосредоточиться на более разумных требованиях – например, в отношении минимального размера капитала. Действенное решение этого вопроса повысит и придаст проциклический характер требованиям в отношении минимального собственного капитала для банков, в сочетании с требованием о привлечении условного долгосрочного долга, который при кризисе преобразуется в собственный капитал. Эти инвесторы в долговые инструменты, а не правительство, оказали бы банкам экстренную поддержку. Масштабы финансового кризиса, если бы он вообще разразился, были бы значительно меньше. Гнев на банкиров понятен, но отмена или ограничение их бонусов нанесет ущерб финансовому сектору и не сможет предотвратить новый кризис.

Стивен Н. Каплан